Главная  /  Интервью  /  Планета диаспор

 

Ольга Адамян

Ольга, ты с детства знала, что станешь художником?

--  Я никогда не задавалась вопросом, стать художницей или нет. Все получилось само собой. Я с детства рисовала, и соседи, учителя стали обращать внимание на мои работы. Родители купили мне краски и карандаши. Потом мои рисунки напечатали в детском журнале “Ласточка”. Я поступила в художественную школу, а впоследствии в училище имени Ф. Терлемезяна, потом в Художественно-театральный институт.

   Был ли какой то конкретный преподаватель, который повлиял на твое становление?

--Таких людей было много. Я помню всех своих педагогов и каждый из них повлиял на мой рост. И конечно в первую очередь мой рост в творчестве-это вся моровая живопись. Но моими самыми главными учителями остаются Бог, природа и армянский дух.


Но ты уже 2 года работаешь и живешь в России, а не в Армении…

--Это ничего не меняет: я вдохновляюсь своей родиной. Я ношу в себе эту страну, ведь, к примеру, Вильям Сароян за всю свою жизнь побывал в Армении всего лишь пару раз, но все его творчество пропитано Арменией.

А кроме Родины существуют другие стимулы для работы – любовь, например?

--Конечно, исходная точка моих картин – это любовь не только к мужчине, но и любовь к ребенку, матери, ко всему, что меня окружает.

Ты очень часто рисуешь женщину, может, потому, что ты знаешь себя лучше, чем мужчину?

--Может быть. Женщину можно изображать бесконечно. Эта тема неисчерпаема.

А что, тема мужчины уже исчерпана?

--Что ты. Я ни в коем случае не хочу принижать мужской образ. Просто в моем творчестве женская тема затрагивается больше.

От чего отталкивается художник в своей работе: от техники или от чувств?

--Конечно, для меня основой являются чувства. Как говорил Роден: ”Искусство не что иное как чувство”, и я полностью с этим согласна. И естественно, что я стараюсь передать все свои чувства, используя максимум своих профессиональных знаний.

Почему в мире художников так развито чувство профессиональной зависти и, постоянная критика в адрес друг друга?

--Я думаю, что это относится не только к художникам, но и ко всем видам искусства.

Ты на себе лично ощущала эту зависть?

--Да, но не в большой степени. В моем кругу друзей и коллег очень мало острой зависти.


Твои работы часто подвергались критике?

--Конечно. Критика по отношению друг другу среди художников – это нормальное явление, которое лично мне приносит пользу. Благодаря критике я делаю для себя выводы, нахожу свои ошибки. Есть люди, мнение которых для меня очень важно, и очень часто я сама прошу их выразить свое мнение по поводу той или иной моей картины.

Что ценнее – похвала простого зрителя или профессионала?

-- Зрителя. Если моя картина может затронуть сердце человека, это для меня лучшее, что может быть.

Есть ли секрет успеха, какая-то тайна, благодаря которой художник становится популярным у зрителей?

--Секрета не существует. Другое дело, что есть художники, которые работают, грубо говоря, “на массу”. К примеру, изображают известных личностей… Одним словом, есть немалое количество живописцев – карьеристов.

Ты себя таковой не считаешь?

--Нет. Я не умею быть карьеристкой, потому что рисую,то что чувствую.

 Сегодня твои картины выставляются на выставках, и тебе лучше знать, какие художники более популярны на сегодняшний день.

 --Очень разные. Вот, например, на вернисажах преобладает искусство невысокого качества. А высокое качество чаще встречается на выставках и галереях.

 В том случае, если художник не карьерист, он может продать свои картины?

 --Продавать нужно, потому что прожить без этого не возможно. Конечно, есть художники, у которых нет финансовых проблем, и продажа их не волнует.

 То есть, если бы у тебя было достаточно много денег, ты бы не продавала свои картины?

 --Скорее всего, да. Я с удовольствием дарила бы их людям, которым нравится мое искусство.

 Насколько важна для тебя персональная выставка?

 --Очень важна.Это итог какого-то периода творчества, собрание воедино лучших работ. У меня был ряд персональных выставок в Армении и один раз - в Москве. И очень хочу организовать еще одну выставку в скором будущем.

 Как ты считаешь, добилась ли ты признания?

 --Если мне удалось за эти годы работы в Москве продать далеко не малое количество картин, значит какого-то признания я добилась. Но судить до конца права не имею. Это должен решать зритель.

 Место, в котором живет и работает художник, меняет его возможности, увеличивает или уменьшает шанс его успеха и популярности?

 --Признаюсь, я очень выросла в Москве как художник. Конечно, я изменилась. Но существует армянская школа живописи, объединяющая , в общем-то, всех армянских художников, работающих вне пределов Армении, и я горжусь тем,что получила именно эту школу.

 Почему европейский покупатель любит восточный стиль в живописи?

 --Это естественно. Ведь именно восточного, азиатского огня, цвета, природы не хватает в Европе.

 Кто твой  кумир в живописи?

--Я не могу выделить одного художника. Бывают периоды, когда я сильно увлекаюсь творчеством одного художника, потом другого. Как личность меня восхищает Ван Гог. Прожитая им жизнь, его боль,через которую рождалось гениальное искусство, меня завораживают.

Ты бы хотела иметь его судьбу?

--Нет,у меня свои радости и свои горести.

А что больше толкает,по твоему мнению, к великому искусство – чувство радости или наоборот?

--Трудно сказать. Разве есть художник, чья жизнь всецело счастлива? Покрайней мере, испытания и боль, которые посылает мне жизнь, помогают в искусстве. Когда душа в противоречиях и глубоких переживаниях, она приходит к очищению, и это очищение дает прекрасный результат в моих картинах. В моем творчестве есть разные этапы. Один переполнен огнем, другой – спокойствием, но в каждом все равно есть любовь к жизни


Беседу вел Арт Маяк

Декабрь 2000 г.

Copyright © 2012 Olga Adamyan. All Rights Reserved.

Сайт создан     Cre-Site